Но сам Swedbank не может направить клиентов подать в суд на самого себя, следовательно, у банка конфликт интересов.

Среди прочих грозит потерять деньги Кертту Олманн-Мыйз, Вельё Вийлолю, Ауне Паст, наследникам Эри Класа, Армину Кару и многим другим.

В 2017 году Swedbank вложил миллионы евро из денег своих клиентов приватного банковского обслуживания в фонд под названием Nord Hill Land Portfolio, на которые купили землю в разных районах Румынии. Примерно на 4 млн евро фондовые администраторы банка купили облигации своим клиентам управления портфелем, что означает, что банк даже не проинформировал своих клиентов до осуществления рискованной инвестиции.

31 марта исполнится три года со срока выкупа облигаций Nord Hill Land Portfolio, это срок, когда эмитент должен был вернуть деньги клиентам банка. Поскольку ни одной выплаты после срока выкупа не сделано, требование может устареть.

На сегодняшний день Nord Hill Land Portfolio — банкрот. Обнаружилось, что вместо перспективных участков земли инвестировали в неподходящую для строительства жилья необработанную сельскохозяйственную землю и для большей части участков действовали ограничения на строительство. До сих пор банк не смог предоставить ни одного документа, который доказывал бы, что для участков земли была заказана предварительная оценка, что в случае сделок с недвижимостью является обычной и требуемой практикой. Хотя банк взял деньги за инвестиционную услугу, он отказывается во внесудебном порядке объяснять, почему обязанность прилежания не выполнили, и утверждает, что касающиеся инвестиционного решения документы "не сохранились".

В совет материнской фирмы Nord Hill Land Portfolio (NHLP) на момент совершения сделки входили три человека, из них один представитель Swedbank. История сделок показывает, что земли также предварительно перепродавали на бумаге между различными сторонами, чем искусственно подняли цену участков, чтобы показать более высокой ценность земли для инвесторов. Когда NHLP не смог выкупить облигации, банк неоднократно хотел продлить сроки выкупа. Продление облигаций также удалось, потому что клиенты по договору оказания инвестиционной услуги дали банку соответствующее право принимать решения. Также, опираясь на отчеты банкротного администратора, по инициативе банка затянулось начало банкротного производства фонда.

На сегодняшний день большая часть кредиторов собрала свои требования в предприятие под названием Bond Recovery, которое подало в суд на Swedbank с требованием о возмещении ущерба. Требование основывается на утверждении, что банк нарушил свои обязанности при оказании инвестиционной услуги.

Незаконченных судебных тяжб несколько. В декабре кредиторам сопутствовала удача в суде против Swedbank. Таллиннский окружной суд отметил в своем решении, что общеизвестно, что кредитное учреждение при выдаче каждого жилищного кредита предполагает оценку являющейся залогом недвижимости признанным специалистом, которая должна соответствовать определенным стандартам.

В случае инвестиции в Румынии банк этого не сделал. "В ситуации, когда не остаются невыполненными элементарные требования контроля, это может указывать не на нарушение обязанности прилежания, а на умышленную деятельность", — значится в решении.

Swedbank: мы никогда не руководили ни Nord Hill Land Portfolio, ни его портфелем недвижимости в Румынии

Руководитель по связям с общественностью Swedbank Кристи Роост сказала, что на сегодняшний день Госсуд принял в производство дело Nord Hill и в течение весны ожидается позиция Госсуда относительно декабрьского решения окружного суда.

"Swedbank никогда не руководил ни Nord Hill Land Portfolio, ни его портфелем недвижимости в Румынии. Как представитель большого количества инвесторов работник Swedbank был в совете предприятия одним из членов с равным правом голоса, и этим наше участие ограничивается. У предприятия трудности уже годами, и как один членов совета мы искали решения, как ликвидировать предприятие так, чтобы у кредиторов была возможность получить обратно часть инвестиции", — сказала она.

"Swedbank активнее вмешивался на общих собраниях инвесторов начиная с 2010 года, когда было ясно, что под предводительством имеющегося руководства (которое совпадало и с кругом владельцев) продолжение коммерческой деятельности никак не в интересах инвесторов. Последовали длительные и трудные поиски решений. Проще говоря — мы помогали в интересах своих инвесторов, выполняя обязанность прилежания, купить для проекта дополнительное время".

Сложившаяся на сегодняшний день ситуация, по словам Роост, является комбинацией противоположных интересов различных заинтересованных групп. "Swedbank по-прежнему представляет своих клиентов управления портфелем, от имени которых мы и до сих пор действовали в совете предприятия. У предприятия постоянно был портфель земель, который по-прежнему мог бы быть продаваемым в перспективе нескольких лет. Swedbank как один из нескольких членов совета считал, что руководитель предприятия, представив заявление о банкротстве, скорее навредил бы интересам инвесторов в облигации".

"Банкротное производство, по нашей оценке, ограничивает возможность всех инвесторов получить какую-либо компенсацию. Мы предполагали и считаем и сегодня, что спокойная ликвидация предприятия дала бы лучшие результаты для инвесторов. Мы выполняли и выполняем и дальше обязанность прилежания в отношении своих клиентов", — сказала она.