Одна из причин задержки — плохое качество договора, заключенного между польским судостроительным заводом и дочерней фирмой Таллиннского порта, пишет Eesti Päevaleht. У заказчика там не так много рычагов, с помощью которых заставить строителей работать более усердно. Какие решения и чьи упущения привели к такому результату?

Уже осенью 2014 года, во время организации конкурса поставки паромов, как специалисты, так и сами участники конкурса говорили, что за два года невозможно построить четыре новых парома. Но еще раньше государство поставило перед Таллиннским портом задачу найти возможности для строительства новых судов.

Посреди конкурса тогдашний председатель правления порта Айн Кальюранд пояснил, что впервые они получили конкретное указание заняться строительством судов в начале марта 2014 года. Министром тогда был Юхан Партс. Кальюранд добавил, что у них уже были почти готовы документы по конкурсу, но тогда сменилась коалиция, министр, а вместе с ними изменились и планы.

Ставшая министром экономики Урве Пало организовала конкурс для поиска как оператора, так и новых судов. В первом туре конкурса Таллиннский порт не участвовал, надеясь, что он провалится и во втором туре они смогут продолжить прямые переговоры. Но на конкурс поступило одно предложение от фирмы Вячеслава Леэдо Väinamere Liinid OÜ.

Четкое распоряжение

Однако посчитали, что предложение Väinamere Liinid как раз из-за сроков не соответствует условиям конкурса. В то же время министр Пало жестко раскритиковала порт за то, что он не смог участвовать в конкурсе. Пало через совет порта дала предприятию конкретное распоряжение участвовать в конкурсе.

Во втором туре конкурса продолжили прямые переговоры, и правление порта смогло за короткое время найти две строительные фирмы, с помощью которых осмелились пообещать государству четыре парома за два года. Как родились эти договоры и соглашения, теперь расследует прокуратура.

Давление министра на Таллиннский порт подтвердила и тесно связанная с конкурсом поставки канцлер Министерства экономики и коммуникаций Мерике Сакс. "Действительно, указание дали. Министр имеет такое право. Это прошло через правительственный кабинет", — сказала Сакс.

Кто же тогда все-таки в ответе?

Сакс — чиновник, который недавно указал на то обстоятельство, что договор между портом и судостроителями очень плох. Но ответственность за это не перекладывается ни на кого. Напрямую же за договором все-таки стоит правление Таллиннского порта, то есть Аллан Кийль и Айн Кальюранд.

Совет, который должен был проверить работу руководства порта, не заинтересовался договором. А министр должен был получить информацию от совета, потому что он не имеет права вмешиваться в деятельность руководства государственного акционерного общества.