Спот - сленговое название места, где могут кататься скейтеры.


”Мне понравился скейтинг, и я точно буду заниматься им еще долго, потому что я могу видеть результат буквально на глазах. Мое умение пользоваться доской растет по часам, и я думаю, что для многих возможность увидеть в себе такой прогресс просто необходима, потому что в будущим такой, своебразный, полученный опыт поможет человеку не опустить руки, когда он почти дошел до своей цели”, — рассуждает Алек.

Как же к этому спорту приходят? Многие начинают увлекаться этой культурой, узнав про нее от друзей. Но есть и такие как Данила Геллер — еще в детстве он обнаружил телеканал, где шли передачи про скейтеров, и ему очень понравилось то, что люди вытворяют на досках. Он захотел так же. Такие как Данила и привлекают своих друзей к этому спорту. Когда ты спрашиваешь, что важно в скейтинге, все говорят, что главное — это настрой и желание.

"Но не всегда только заинтересованности достаточно для занятия этим спортом. Из-за того, что скейтеров еще не очень много, да и сезон у нас в стране короткий, эта культура развита у нас в стране не очень хорошо. Например, если ты хочешь заниматься не только летом, то тебе нужен большой крытый специализированный зал, а их в стране буквально единицы, да и вход туда стоит не копейки", — сетует Алек.

Бывалыей скейтер Томас Здаровцев тоже пессимистично смотрит на возможности, имеющиеся для его любимого спорта в Эстонии: "Если ты хочешь профессионально заниматься скейтингом, тебе нужно ехать в какую-то другую страну, где на это делается особый упор, где много людей катается, где есть много специализированных парков, например, в Америку".

Foto: Georgi Knjažev

Скейтеры жалуются, что в Таллинне мало мест для катания. Говорят, что скейтеру нужен только хороший, ровный асфальт. Подходящих под этот критерий площадок мало. Это либо парковки, либо скейт-парки или какие-то исключительные места. (Спойлер!) Со всеми есть проблемы.

Не сложно догадаться, что парковки — это зона повышенной опасности из-за машин. Исключительные места есть, но они чреваты запреты. ”Запретные зоны” для катания скейтеров — это входы в здания, частные территории и небольшие общественные места, где большая проходимость, например, площадь перед таллиннским торговым центром Forum. Там скейтерам кататься нельзя.

"Если попробуешь, к тебе тут же подойдет полицейский или охранник и попросит тебя удалиться, так как ты можешь в кого-то врезаться или что-то разбить", — подтверждает Алек.

Одним из подходящих, но не специализированных мест является площадь Вабадузе.

"Там много туристов, и когда скейтеры катаются, все на них смотрят. Это очень важно: внимание прохожих служит для тебя мотивацией показать что-то лучше, к тому же Вабадузе в центре, а значит местным легко до нее доехать. Поэтому тут можно завести и новые знакомства", — объясняет Томас плюсы этой площадки.

Данила Геллер отмечает другую причину: "На Вабадузе идеальная поверхность, и когда ты идешь кататься на другое место, тебе даже некомфортно, потому что ты успел привыкнуть к бетону (как на Вабадузе). А еще там много граней, что позволяет нам делать более сложные трюки". О хорошем покрытии и наличии граней говорят все нами опрошенные. К тому же, нет здесь и проблем с полицией: Данила в последний раз очень давно видел, как спортсменов прогоняли с Вабадузе, это было еще когда он катался даже не на скейтборде, а на самокате.


Foto: Georgi Knjažev

Многие скейт-парки Таллинна для скейтинга вовсе непригодны. Евгений Горбатенко делится своим опытом: "Я занимаюсь скейтингом с прошлого года и успел уже побывать на многих спотах(так скейтеры называют места для катания) Эстонии. В Таллинне споты есть в центре — это полицейский парк, парк у Kalev SPA, рампы в Ыйсмяэ, место на Метсакооли, в Пирита тоже есть рампы, крытый скейт-парк в Пеэтри. Но многие из них требуют реконструкции: на них уже страшно кататься — ты просто можешь зацепиться колесом за какую-то изношенную деталь, которая стала выступом. А более новые и хорошие — во-первых маленькие, а во-вторых там очень много самокатеров, что лишает нас пространства для трюков. Кататься там можно только вечером, когда молодые самокатеры уходят домой. Также я был в скейт-парке в Пярну: он мало чем отличается от спота в Ыйсмяэ, но все же он лучше — не так изношен. Был в Ярвамааском скейт-парке. Он очень хороший".

Алек Рагимов также имеет опыт катания в парках за пределами Таллинна. Он был в скейт-парке города Саку, в скейт-парке за Виймси. По словам скейтера, лучшие споты находятся даже не в столице.

О состоянии таллиннских спотов наглядно свидетельствует один случай из жизни Томаса. В одном из скейт-парков Таллинна он сломал себе ногу во время ”дропа” (это один из основным трюков, нужных для катания на рампе — прим. Автора), так как зацепился колесом за трещину в ступени. Томас хотел бросить спорт из-за первой травмы и ссоры с родителями, которые были против его занятий травмоопасным спортом.


Foto: Georgi Knjažev

Многие скейтеры хотят заниматься своим любимым делом, потому что их спорт помогает найти новые знакомства. Отношение спортсменов друг к другу очень хорошое. Евгений Горбатенко говорит, что для скейтеров важно уважение друг к другу. И такой настрой действительно есть! А Алек Рагимов хочет продолжить занятия, потому что извлек для себя важный урок, который поможет ему в жизни. Молодой человек уверен, что в дальнейшем скейтинг поможет ему в чем-то еще.

Для скейтера важны две вещи: настрой и хорошее место для катания. С первым проблем нет, а вот со вторым в городе беда. Ведь разве сломал бы Томас ногу, если в ступеньке не было бы трещины? Катались бы скейтеры на Вабадузе, если бы у них был специализированные, большие споты? Томас говорит, что пожертвовал бы вниманием туристов ради такого места.


Foto: Georgi Knjažev

Вы находитесь в рубрике ”Поколение D” — это платформа на портале Delfi, где молодые журналисты могут опубликовать свои новости, репортажи, фото, видео. В сентябре самые активные авторы получат призы, в том числе — возможность пройти стажировку в редакции Delfi.

Если тебе от 14 до 19 лет и ты увлечен журналистикой — стань частью Поколения D! Присылай свои статьи и материалы на — julia.rodina@delfi.ee