Именно эту цифру озвучила министр курортов и туризма Крыма Елена Юрченко, подводя итоги 2014 года, эта же цифра фигурировала и в официальных комментариях главы Ростуризма Олега Сафонова. От нее, надо полагать, отталкивались и при формировании прогноза на нынешний сезон. По словам Сафонова, в этом году в Крыму ожидают около 5 миллионов отдыхающих.

Однако эксперты склонны считать эти официальные данные сильно завышенными. Так, президент торгово-промышленной палаты Крыма Александр Басов в конце зимы заявил, что цифра в 4 миллиона отдохнувших на полуострове за 2014 год ”вызывает массу вопросов”, а реальный показатель популярности крымских курортов в прошлом году вряд ли превысил отметку в 2 миллионов туристов.

Еще больше скепсиса по отношению к данным, озвученным Еленой Юрченко, выразил ее предшественник на министерской должности, а ныне советник министра АПК Украины Александр Лиев, заявив, что в 2014 году на полуострове отдохнуло не больше 1,5 миллиона человек. Это высказывание, спровоцировало госпожу Юрченко на довольно жесткий ответ: мол, бывшему министру следует заниматься украинским сельским хозяйством, а его цифры ”настолько далеки от реальности, что даже нет смысла их комментировать”. Очевидно, что в этой борьбе двух заведомо предвзятых сторон данные выполняют роль боевых снарядов, так что в преддверии туристического сезона озвученную информацию стоит проанализировать повнимательнее.

Где вы, золотые горы?

Главная проблема, вызвавшая такой серьезный диссонанс в оценках чиновников и экспертов, — отсутствие четкого алгоритма подсчета реального числа туристов, приезжающих в Крым. По всей видимости, крымские власти поступили просто: включили в число прошлогодних курортников основную часть пассажиропотока (аэропорт + паром), считая, что кроме туристов, никому на полуостров приезжать было особенно не за чем.

Так, за 2014 год симферопольский аэропорт суммарно обслужил порядка 2,8 миллиона пассажиров (в обе стороны). Неизвестно, сколько из них были туристами, но понятно, что курортников, прибывших в Крым самолетом, физически не могло быть больше 1,4 миллиона человек.

К этому количеству стоит прибавить еще и тех, кто попал на полуостров через паромную переправу. В 2014 году общее число перевезенных из России в Крым (и обратно) пассажиров составило 2,9 миллиона человек (именно столько билетов было продано в обе стороны).

Допустим, все они ехали на полуостров только в туристических целях. Тогда абсолютное количество туристов, прибывших в республику через Керчь и уехавших обратно, должно составить примерно такое же число — около 1,45 миллиона человек.

То есть в сумме по двум основным видам транспорта получаем 2,85 миллиона курортников плюс еще 370 тысяч отдыхающих, успевших попасть на полуостров из Украины, когда еще ходили поезда и граница не была такой закрытой. Итого выходит 3,2 миллиона человек. Но это только при допущении, что все пассажиры аэропорта, парома и железной дороги без исключения были поголовно туристами и больше кроме них в Крым никто не приезжал целый год, что, конечно, по меньшей мере, крайне маловероятно.

Но даже при этом допущении остается непонятным, как чиновники смогли насчитать 4 миллиона туристов в 2014 году, хотя и этот-то показатель сильно не дотягивает до данных предыдущих лет: с начала 2010-х в республике ежегодно отдыхали от 5,6 до 6,1 миллиона человек.

Учитывая, что еще в 2013 году Крым принял 5,9 миллиона курортников, получается, что из-за подвешенного геополитического состояния полуострова, а также множества экономических, логистических и прочих проблем за год реальный туристический поток упал как минимум на 50%.

Оттого с большим трудом верится и в реалистичность прогноза главы Ростуризма Олега Сафонова о 5 миллионах туристов в Крыму в 2015 году, хотя он и подкрепил свои слова уверениями в том, что паромная переправа вот-вот заработает эффективнее, а в 30 российских городах уже появились турпакеты, включающие авиаперелет на полуостров.

Известно, что в 2015 году аэропорт Симферополя планирует обслужить 3 миллиона пассажиров, увеличив годовое количество выполненных рейсов с 11600 до 12500, что вряд ли существенно отразится на общем туристическом потоке.

С паромной переправой и вовсе отдельная история. Но даже если заявленное Дмитрием Козаком двукратное увеличение мощности парома из порта ”Кавказ” в Керчь вызовет пропорциональное увеличение пассажиропотока, переправа вкупе с аэротранспортом вряд ли сможет обеспечить выполнения оптимистичных планов руководителя Ростуризма.

Допустим, полуостров действительно посетят 5 миллионов курортников — это 5 миллионов человек, которым нужно сначала попасть в Крым, а потом из него выехать. Таким образом, аэропорту и паромной переправе предстоит обслужить 10 миллионов пассажиров. Но, судя по прошлогоднему опыту, потолком для этих транспортных узлов является показатель в 6 миллионов. Значит, 2 миллионам туристов придется либо остаться в республике до следующего года, либо добираться до России вплавь.

Но даже если закрыть глаза на транспортные ограничения, нет никакой уверенности, что планам властей суждено сбыться. Ведь вопрос отдыха упирается еще и в совсем неоднозначную экономику полуострова, а также весьма сомнительный уровень здешнего комфорта и сервиса.

Транспортные испытания

Среди факторов, которые могут заставить потенциальных российских курортников отказаться от отдыха в Крыму, на первом месте стоит высокая стоимость и неудобство транспортировки на полуостров.

Во-первых, в Крыму нисколько не улучшилась ситуация с сухопутными путями сообщения с материком. Поезда через территорию Украины не ходят, а ведь и для украинцев, и для россиян именно они были самым бюджетным и доступным способом добраться до республики. Конечно, у курортников остается возможность приехать в Крым на личном автотранспорте. Но перспектива долгой поездки с прохождением 4 пунктов пограничного контроля (особенно с учетом нововведения, обязавшего граждан России пересекать границу Украины только по загранпаспортам) лишь отпугивает потенциальных туристов.

Суточные очереди на паромной переправе (если ехать через территорию РФ) тоже имеют мало общего с семейным или романтическим отдыхом. Без моста из Крыма на Тамань сухопутный путь сообщения через паромную переправу практически обречен на пробки и очереди, в которых курортникам в прошлом году пришлось провести значительную часть своего отпуска.

Железнодорожное сообщение с материковой частью России осуществляется только через паромную переправу из порта ”Кавказ” в Керчь. Возможно, в сезон добавят поездов по московскому направлению, однако сейчас продажи ”единого билета” в города Крыма ведутся только по популярным маршрутам, преимущественно из Анапы и Краснодара.

Неудобства существующей схемы транспортировки более чем очевидны: поезд, автобус, паром, потом опять автобус или поезд. И та же суета в обратном направлении. Кстати, для сравнения: поезд из Москвы в Крым (№ 62/562) идет примерно 44 часа, то есть на 19 часов дольше, чем по старому маршруту через Харьков. Получается, что от Москвы до Симферополя теперь, как до Ниццы.

Во-вторых, остаются еще самолеты. Но и тут не все гладко. Судите сами: со скидкой ”Аэрофлота” перелет из Москвы в Симферополь обходится в 7500 рублей в обе стороны, а заранее забронированные билеты из Москвы в Стамбул, к примеру, стоят всего на 500-1000 рублей дороже (а если поискать, то и столько же). Понятно, что многие россияне, несмотря на весь свой патриотизм, отдадут предпочтение гораздо более популярной Турции.

Курортная математика

По данным главы Ростуризма Олега Сафонова, уровень внутреннего туризма в России может вырасти почти на 30%. В абсолютных цифрах (отталкиваясь от данных, озвученных зампредом правительства РФ Ольгой Голодец) планируется скачок с 32 миллионов внутренних туристов до 42-45 миллионов, вызванный падением доходов россиян и потерей возможности выехать за границу.

Именно этих туристов и будут ловить в Крыму. Но поймают ли — большой вопрос.

Оставим транспортные расходы в стороне — ни по ценам, ни по уровню комфорта тут Крым преимуществ не имеет (разве что по сравнению с соседними регионами). Остается вопрос стоимости проживания и отдыха, а также от культурной программы, которую полуостров сможет предложить отдыхающим.

Тут действительно, у Крыма есть очевидные преимущества. Возьмем, к примеру, продукты. Если брать товары, которые не завозят в Крым с материковой части РФ, их стоимость на полуострове ниже, чем в России. Так, килограмм картофеля в республике можно купить за 22 рубля, в то время как в Ростове он стоит 34 рубля. Десяток яиц (первого сорта) в Крыму можно купить за 47 рублей, а в том же Ростове — за 65.

Такая разница в цене объясняется тем, что на полуострове продолжают торговать продукцией украинских производителей, правда, с большой наценкой. Например, килограмм картошки в Днепропетровске стоит от 10 рублей, а десяток яиц — около 37-40 рублей (в пересчете на нынешний курс). Так что можно сказать, что именно Украина обеспечивает Крыму конкурентные ценовые преимущества в борьбе за ”туриста эконом-класса”.

По данным министерства курортов и туризма Крыма, стоимость проживания на полуострове вполне сопоставима с ценами по Краснодарскому краю. Как утверждают в госоргане, в разгар лета средняя суточная стоимость размещения одного отдыхающего на полуострове составит 2300 рублей, то есть на 10% дороже, чем в Краснодарском крае.

Но невзирая на небольшой ценовой люфт между конкурирующими Краснодаром и Крымом, последний лишен фестивальных козырей, которые в былые времена привлекали довольно большую аудиторию. Из-за санкций и политической неопределенности крупные ежегодные фестивали покинули полуостров. Так, ”КаZантип” переехал из Поповки в грузинскую Анкалию, а теперь и вовсе забрался в Камбоджу, а Koktebel Jazz Festival перебрался в Одессу и Киев. В прошлом году свое существование в республике прекратил рок-фестиваль ”Соседний Мир”. Так что летом 2015 года в Крым приедет намного меньше рок-групп и поп-исполнителей, традиционно являющихся ”якорями” для туристов.

В таких условиях основная ставка туристической отрасли полуострова по логике вещей должна быть сделана на активную эксплуатацию оздоровительных организации и экскурсионных маршрутов. Насколько успешной окажется эта стратегия, узнаем уже после окончания сезона.

У-фактор и доход

У Крыма есть один действительно важный туристический козырь — украинские курортники. Хотя власти республики предпочитают обходить этот вопрос стороной, ограничиваясь высказываниями в духе ”украинские туристы для нас всегда были родными”, в действительности Украина может дать полуострову определенное количество отдыхающих. Учитывая тотальное обеднение украинцев и переориентацию национальных курортных потоков в сторону западных Карпат и Одесской области, вполне возможно, что летом часть населения из центральных и восточных районов страны предпочтет не горные долины и переполненные одесские пляжи, а здравницы Крыма.

В социальных сетях уже достаточно неофициальных предложений по организации туристической логистики, а к началу сезона их количество только вырастет. Понятно, что говорить о сколько-нибудь существенных цифрах не приходится, но в перспективе этот ресурс может разрабатываться так же негласно, как сейчас продолжается сотрудничество между производителями из материковой Украины и местными дистрибьюторами.

Но даже при позитивном совпадении всех факторов крымским властям не стоит рассчитывать на то, что полуостров в скором времени сможет выйти на былые объемы дохода туристической отрасли.

По данным министра курортов Крыма Елены Юрченко, за 2014 год доход туристической отрасли региона составил 107 млрд рублей (то есть около 2 млрд долларов США). Для сравнения: в 2013 году в Крыму отдыхающие потратили 40 млрд гривен (по тогдашнему курсу — 5 млрд долларов США). На этом, собственно, разговоры о развитии туристической отрасли региона заканчиваются.

Можно не сомневаться, что в 2015 году крупные санатории, дотируемые профсоюзами, а также частные гостиницы с высоким уровнем сервиса действительно будут чувствовать себя уверенно, невзирая на все логистические и политические проблемы полуострова.

А основной и пока непоправимый удар уже второй год подряд обрушится на частный сектор. И это значит, что крымчан-частников, финансово зависящих от объемов туристического потока, опять ждут тяжелые времена.