”В 2012 году мы с мужем снимали фильм ”Не моя земля” (”Suur-Sõjamäe”) и увидели, что живущие ”на земле” люди обладают большей силой. Их жизнь более интересна. После продажи квартиры и погашения кредита у нас осталось 10 000 евро, и мы нашли дом за 9000”, — рассказывает Алена. В ходе строительства было обнаружено много интересных вещей, которые позже нашли себе место среди экспонатов ”Музея добрых дел”, основанного в Кяру Аленой и Сергеем.

Говоря о культурной и национальной принадлежности, Алена называет себя эстонской русской и говорит, что часто спорит на эту тему с мужем. ”Он говорит, что мы эстонцы. Я говорю, что — нет. Во-первых, дома мы говорим по-русски, а, во-вторых, нельзя списывать со счетов и религиозную составляющую”, — аргументирует она.

Родители Алены приехали в Эстонию в 1970-х. ”Я часто шучу, что моя мать родилась в Узбекистане, отец — на Украине, а я — в Эстонии, поэтому я русская”, — говорит Суржикова. Ее отец и мать познакомились в Одессе во время учебы. После окончания мореходки в 1970 году по распределению отец оказался в Таллинне, и мать поехала за ним.

”Мои родители — довольно типичные представители старшего поколения. Они приехали в Эстонию, тут их дом, но Эстония особо их за своих не принимает”, — рассуждает Алена. Вообще споры на тему русский-эстонец она считает малозначительными: ”В мире есть намного более серьезные проблемы. Например то, что происходит с природой и экосистемой. [...] В Петербурге (где Алена училась — прим.ред.) у меня были друзья-сирийцы, которые снимали на родине войну. Это ужасно. Моего дядю убили на Украине. Вот это настоящие проблемы”.

Алена и Сергей познакомились еще в школе, встречаться стали в студенчестве. Сейчас семья вновь ожидает пополнения.

История опубликована в рамках проекта 100 семей ЭР”. Полностью статью можно прочитать в Eesti Päevaleht.